ГУ ТО Телеканал ТУЛА


tvtula.ru

Тульские музеи вышли на рынок криптоискусства






Цифровые копии трех картин из коллекции Тульского музейного объединения ушли с молотка. Так называемые NFT-записи полотен Малевича, Кандинского и Сегерса были проданы на благотворительном аукционе, который прошел в рамках XXV Петербургского международного экономического форума. Тульский музей изобразительных искусств стал единственным региональным участником аукциона. И первый «блин» цифровизации искусства для наших музейщиков оказался не комом: за NFT картин они выручили несколько сотен тысяч рублей. А вот что приобрели покупатели? Разбираемся, что такое NFT-токен и какие права получили его обладатели.

В начале ХХ века художники-абстракционисты совершили настоящую революцию в искусстве. Сто с лишним лет спустя их полотна стали участниками новой, уже цифровой революции. На прошлой неделе NFT-записи картин «Супрематическая композиция» Малевича и «Музыкальная увертюра. Фиолетовый клин» Кандинского, оригиналы которых находятся в тульской экспозиции, были проданы на аукционе.

NFT или «невзаимозаменяемый токен» — это единица учета, с помощью которой создается цифровой слепок для любого уникального предмета. Среди них могут быть картины, фотографии, видео, музыка, гифки — одним словом, любой контент, претендующий на малейшую уникальность. Продажи и покупки таких виртуальных произведений искусства в последнее время набирают обороты. В 2020 году по всему миру общая сумма торгов с NFT оценивалась в 33 миллиона долларов, в 2021-м она выросла в 400 раз и превысила 13 миллиардов.

При этом попадают на торги иногда сомнительные произведения искусства. Например, в конце прошлого года за 650 тысяч долларов была продана цифровая яхта из компьютерной игры. За 580 тысяч ушла с молотка гиф-анимация, на которой 8-битный котик летит в облаках, а за ним появляется радуга.

Среди цифровых художников рекорд пока принадлежит Майку Винкельману. Его NFT-токен коллажа из 5 000 изображений продали за 69 миллионов долларов. При этом, как и в случае с тульскими полотнами, физически покупатель свой товар не получает - только хорошего качества «картинку», которой может любоваться в любое время. Она имеет цифровую подпись и номер, и эту «цифровую копию», как любую криптовалюту, можно перепродать.

Но эксклюзивных прав на объект искусства обладатель NFT не имеет, поэтому использовать его в коммерческих целях не может. Причем подделать такие «виртуальные картины» проще простого: копия от оригинала будет отличаться только цифровой подписью. Но и в этом случае запретить другим людям пользоваться копиями не получится.

Российским законодательством вопрос пользования и правообладания NFT-копиями не урегулирован, поэтому юридически на территории России покупка токенов никаких прав не дает.

Но вопрос этот специалистами уже разрабатывается. Правда, надо будет продумать очень много нюансов, ведь рынок NFT-токенов совсем молодой, меняется буквально каждый день, и каким он будет даже через месяц, никто точно сказать не может.

 




Все новости